ГБУЗ "Камчатский краевой онкологический диспансер"

государственное бюджетное учреждение здравоохранения

 

КАМЧАТСКИЙ КРАЕВОЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСПАНСЕР

 

683024 г. Петропавловск-Камчатский ул. Лукашевского д. 15

Приёмная главного врача: +7 (4152) 305-606, факс +7(4152)26-59-31

e-mail: s@kamonco.ru

Интервью с заместителем главного врача ГБУЗ ККОД по медицинской части, к.м.н. Жарковой Ольгой Викторовной

В преддверии Всемирного дня борьбы с онкологическими заболеваниями Ольга Викторовна ответила на вопросы информационно-аналитического портала «Камчатка-информ»

Предлагаем вашему вниманию интервью с заместителем главного врача Камчатского краевого онкологического диспансера, кандидатом медицинских наук Ольгой Жарковой, посвящённое этой важной теме. Вы узнаете, много ли на Камчатке онкобольных, каков процент заболеваний, выявленных на ранних стадиях, какими возможностями обладает сегодня онкологическая служба Камчатки и что может сделать каждый из нас, чтобы обезопасить себя от риска «внезапного» обнаружения рака в 3-4 стадии.

— Ольга Викторовна, первый вопрос, который интересует наших читателей, – растёт ли заболеваемость раком на Камчатке? Иногда кажется, что эта беда пришла уже в каждую семью.

— Действительно, заболеваемость онкологической патологией в Камчатском крае ежегодно увеличивается, что соответствует мировой тенденции. Однако рост заболеваемости, как во всём мире и в России, так и в нашем регионе, связан в основном с улучшением выявляемости опухолей. За последние десятилетия парк диагностического оборудования обновился, и сейчас выявляются опухоли такого размера, обнаружение которых ещё десять лет назад казалось фантастикой.

Сегодня на Камчатке ежегодно выявляется более 1100 новых случаев рака.

— Сколько всего пациентов на учёте в онкодиспансере?

— На диспансерном учете состоит 9331 человек. Из них 51,1 процента – более 5 лет: эти люди закончили противоопухолевое лечение больше 5 лет назад и в настоящее время практически здоровы.

— Один из кошмаров онкобольных людей, у которых наступила ремиссия, это возвращение болезни. Часто ли случаются рецидивы?

— На этот вопрос однозначного ответа нет, потому что частота рецидива зависит от многих факторов: от морфологической и биологической формы опухоли (в каком органе выросла и как она выглядит под микроскопом), от наличия в ней генетических мутаций и даже от индивидуальных особенностей организма больного человека.

Например, рак кожи – базалиома – самое «доброкачественное» из всех злокачественных заболеваний. Лечится хирургическим методом, практически никогда не рецидивирует, не даёт метастазов. Этот онкологический диагноз единственный, с которым пациентов снимают с диспансерного онкологического учёта через 5 лет после завершения лечения. Онкобольные с другими заболеваниями состоят на диспансерном учёте пожизненно.

А одно из самых злокачественных заболеваний, меланома, рецидивирует в 55-70 процентах случаев, и, если его диагностировать на поздних стадиях, прогноз на излечение очень сложный.

Вообще, в развитии рецидива большое значение имеет стадия опухолевого процесса: чем раньше выявлен рак и начато лечение, тем меньше у него шансов на рецидив.

— Какова доля ранней выявляемости онкозаболеваний на Камчатке? Что помогает в этом? Что мешает?

— В настоящий момент чуть больше половины впервые выявленных онкобольных имеют патологию в 1-2 стадии, если точнее – 54,6 процента. Этот показатель ниже, чем по России, но обусловлен рядом объективных факторов. Чтобы вовремя выявлять онкологическую (и не только онкологическую) патологию, человек должен ответственно относиться к своему здоровью. В Российской Федерации действует программа диспансеризации, в которую включены скрининги основных онкологических заболеваний: рак шейки матки и яичников, рак молочной железы, предстательной железы, кишечника и лёгких. Если своевременно и в полном объёме проходить обследования, то многие формы рака можно выявить на ранних стадиях, что, в свою очередь, положительно скажется на результатах лечения.

Вместе с тем, Камчатка – миграционный регион, куда люди приезжают на сезонные работы из разных мест, в том числе из ближнего зарубежья. Чаще всего они предоставляют документы об уже пройденной диспансеризации по месту основной регистрации, и оценивать качество пройденного там обследования мы не можем.

— Играют ли какую-то роль в выявлении онкозаболеваний медкомиссии, которые обязаны проходить работники определённых сфер деятельности (моряки, повара, педагоги и т.д.)?

— Необходимо дифференцированно подходить к понятию «медкомиссия». Результат выявления онкопатологии зависит от перечня обследований, которые входят в эту «медкомиссию». Например, у поваров основной акцент делается на выявление носительства различных инфекций, что никак не способствует выявлению рака, тем более на ранних стадиях. Моряки же зачастую с гордостью заявляют, что «сделали» себе «медкомиссию». Это то же самое, что ожидать выявления онкопатологии при получении «справки на права», где основными специалистами являются окулист, психиатр и нарколог.

Другое дело – диспансеризация, в которую погружены скрининги основных онкологических заболеваний. Но наши граждане, к сожалению, с низкой долей ответственности относятся к своему здоровью, особенно пока оно их не беспокоит. Нет ответственности – нет результата.

Если проводить и проходить её как положено, результат будет. И в первую очередь он важен для каждого конкретного человека.

— На Камчатке специалисты-онкологи работают только в краевом центре. А как обстоят дела в отдалённых районах? Присутствует ли онконастороженность у врачей из районных больниц?

— Министерством здравоохранения Российской Федерации утверждён «Порядок оказания медицинской помощи по профилю «онкология», в котором определены нормативы онкологической службы регионов, в том числе, и населённые пункты, в зависимости от численности жителей, где должны быть созданы онкологические диспансеры либо онкологические отделения. Поэтому на Камчатке, как и в большинстве субъектов РФ, онкологи работают в региональных онкологических диспансерах, где возможно оказание специализированной помощи. При этом в стационарах районных больниц возможна паллиативная и экстренная помощь, то есть помощь, направленная на устранение внезапно возникших осложнений, таких как кишечная непроходимость, кровотечение, стеноз гортани. Мы имеем возможность проводить телемедицинские консультации между районными больницами и диспансером, и часто консультируем коллег из Тигиля, Паланы, Соболева и других труднодоступных территорий. В отдалённых районах наши пациенты имеют возможность проходить лекарственное противоопухолевое лечение по рекомендациям специалистов онкодиспансера.

Для врачей всех специальностей несколько раз в год проводятся обучающие семинары, в том числе по онконастороженности и ранней диагностике опухолей. Наш диспансер является базой для подготовки студентов камчатского медицинского колледжа. В программу их обучения внедрён блок первичной профилактики злокачественных новообразований.

Задача онкологов – лечение онкологических заболеваний, а выявление их, особенно на ранних стадиях – это первоочередная задача первичного звена, общей лечебной сети. Тем не менее, с 2011 года сотрудники онкологического диспансера активно включились в работу профилактики и ранней диагностики предопухолевых и опухолевых заболеваний. От 5 до 12 раз в год мы организуем «Дни открытых дверей» по ранней диагностике опухолей молочной железы и кожи в разных населённых пунктах края. Участвуем в выездах в отдалённые районы мультидисциплинарной бригады (онколог, онко-гинеколог, врач УЗД, врач-эндоскопист), обследуя их жителей, что помогает повысить выявляемость онкозаболеваний на ранних стадиях.

Также отмечу, что для жителей отдалённых населённых пунктов разработана маршрутизация в краевой онкологический диспансер, где учтены и вопросы транспортной доступности.

— Как развивается онкологическая служба Камчатки? Насколько быстро доходят до нас передовые технологии в лечении рака?

— Несмотря на отдалённость и изолированность региона, камчатские онкологи при выборе лечения своим пациентам используют все методы лечения, в том числе, и высокотехнологичные. За последнее время освоены и внедрены 15 различных видов инновационных методов диагностики и лечения, применяемых при раке молочной железы, опухолях желудка и кишечника, раке кожи и вульвы, шейки матки, печени (в том числе при метастатических очагах в печени) и других. Мы применяем лимфосцинтиграфию, сцинтиграфию миокарда, проводим радионуклидное исследование зон регионарного лимфооттока при раке молочной железы и т.д. – я могу долго перечислять, но боюсь, что большинству читателей эти сложные термины ничего не скажут. Широко используются инновационные лекарственные препараты, в том числе иммуноонкологические, для лечения онкологических заболеваний, малодоступные во многих регионах страны.

В свете выполнения национального проекта «Здравоохранение» и региональной программы «Борьба с онкологическими заболеваниями», идёт дооснащение и переоснащение материально-технической базы диспансера. В 2019 году приобретены: ширококанальный бронхоскоп, рентгеновский аппарат на 3 рабочих места, специализированный КТ с широкой апертурой гентри, ультразвуковой видео-эндоскопический комплекс, наркознодыхательный аппарат, передвижной рентгеновский аппарат C-дуга и т.д. В планах на 2020 год – приобретение и установка линейного ускорителя 6 МэВ для замены морально устаревшей гамма-терапевтической установки РОКУС-АМ.

Если же наших возможностей оказывается недостаточно, чтобы оказать пациенту необходимую медицинскую помощь, он получает квоту на ВМП за пределами Камчатского края в ведущих онкоцентрах России.

— Мы ещё вернёмся к теме взаимодействия с вашими коллегами из столицы, а пока хотелось бы узнать, есть ли на Камчатке паллиативная служба? (Для читателей, не знакомых с этим печальным термином, поясним: паллиативная помощь нужна неизлечимым больным и их родственникам. Её девиз: если больного нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь. Главная задача паллиативной помощи – борьба с тяжёлыми симптомами).

— Да. Паллиативная медицинская помощь в Камчатском крае оказывается в амбулаторных и стационарных условиях медицинскими работниками, прошедшими специальное обучение, и включает не только медицинские аспекты, но и социальные, духовные и психологические.

Онкобольные получают паллиативную помощь как на стационарном, так и на амбулаторном этапе. Информация о выписке таких пациентов передаётся в учреждение первичной медико-санитарной помощи, в котором наблюдается пациент. На базе нашего диспансера ведётся регистр пациентов с новообразованиями. На амбулаторном этапе (после выписки домой) осуществляется их диспансерное наблюдение и активный патронаж.

В целях улучшения обеспечения больных, нуждающихся в обезболивании, в Камчатском крае внедряется регистр лиц, которым необходимо обезболивание наркотическими и психотропными лекарственными препаратами, в том числе и онкологических больных.

Анальгезирующая терапия в круглосуточном режиме осуществляется по территориальному принципу на базе скорой медицинской помощи.

Министерством здравоохранения Камчатского края организована «Горячая линия» по вопросам обезболивания в круглосуточном режиме на базе Камчатского территориального центра медицины катастроф.

Отмечу, что дефицита обезболивающих препаратов на Камчатке нет, и всё необходимое для облегчения физических страданий наши пациенты получают без каких-либо проблем или задержек.

— Налажено ли взаимодействие со специалистами московских онкоцентров? Часто ли направляете пациентов на лечение за пределами края?

— Мы очень тесно взаимодействуем с федеральными онкологическими центрами, активно используем канал телемедицинских консультаций, коллеги из ведущих онкоцентров России часто приезжают на Камчатку с рабочими визитами, во время которых они не только читают лекции, но и участвуют вместе с нашими врачами в операциях (в том числе с применением эндоскопической техники) и обсуждении тактических вопросов по лекарственному лечению пациентов. Необходимо сказать, что во время этого общения коллеги отмечают высокий уровень подготовки наших специалистов.

Бывают ситуации, при которых наш онкологический диспансер направляет пациентов в федеральные центры. Камчатский край – небольшой регион, и у нас нет возможности проводить некоторые виды исследований и лечения. Например, саркома костей – это крайне редкое заболевание, требующее лечения в учреждениях, где сосредоточено много людей с подобной патологией, и у врачей больше опыта и практики. В таких случаях поездка, конечно, оправдана.

Если же человек не имеет медицинских показаний к направлению за пределы Камчатского края, но не хочет оставаться на Камчатке из-за собственных предубеждений, то это только его решение. Сегодня на полуострове есть всё необходимое для лечения распространённых онкологических патологий – современные методы и дорогостоящие препараты, которых, кстати, нет во многих диспансерах на материке.

Коллектив диспансера в силу своих профессиональных обязанностей прилагает все усилия, чтобы добиться высокого уровня оказания специализированной помощи онкологическим больным. Медицинские работники свято выполняют профессиональную заповедь: «Сделай для больного всё, что в твоих силах, если этого мало – сделай больше».»

Подробно: https://kamchatinfo.com/news/society/detail/35231/

Поделиться новостью:
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki

ДРУГИЕ НОВОСТИ: